Telumenaur
Никогда не подвергай сомнению чудеса, когда они происходят.
– Ты ведь сам отказался от дара, Леонид. Ты выбрал реальный мир… тебе показалось, что ты выбрал раз и навсегда. И ты стал жечь мосты. Отказался от способностей дайвера… но ты ведь не мог изменить самого себя, свое тело, свой мозг. Ты убил дайверство как явление. Изменил всю сеть. Изменил дип-программу. Люди перестали тонуть в глубине – таймер теперь стоит в самой программе. Дайверы перестали видеть дыры в кодах – потому что ты этого хотел!
– Я не хотел!
– Хотел. Неосознанно, конечно. Но ты чиркнул спичкой… а я сжег мосты. Как было велено. И когда осел электронный пепел, когда приказ был выполнен, я растворился в сети. Я уснул. И знаешь… я почти умер. Но ты вернулся.
Да, я вернулся…
А что еще мне оставалось делать? В настоящем мире я был никем, не имел ни работы, ни друзей, ни интересов. Ничего и никого. Только Вика.
Но этого, как оказалось, тоже мало.
Любовь – это огонь. Стоит закрыться от мира наглухо, остаться один на один – ты и не заметишь, как пламя сожрет кислород и задохнется.
– Я вернулся, – говорю я.
– И тогда я ожил. Я ходил вслед за тобой. Слушал твои слова. Повторял твои жесты. Учился угадывать поступки и доедал твои чувства. Донашивал твой гнев. Доплакивал твою тоску. Домысливал твою ярость.
– А как же все остальное? Любовь, радость, доброта?
Темный Дайвер улыбается. Горько улыбается.
– Этого мне не доставалось, Леонид. Это ты и сам выбирал до конца. И я тебя не виню… странно было бы ожидать чего-то иного.
Мы, наверное, очень мирно смотримся со стороны. Два старых друга, встретившиеся после разлуки.
И самое страшное, что так оно и есть.
– Вот почему ты… такой? – спрашиваю я.
– Наверное. Но я не жалею. Я не злой гений, я не маньяк-убийца. Я просто резче и серьезнее тебя. Но я живой… я настоящий, пусть только здесь, в Диптауне, но настоящий!
– Почему ты так ненавидишь Дибенко?
– Разве это важно? Допустим, мне нужна его новая программа. Мне нужны братья и сестры. Такие же, как я. Полноправные обитатели виртуального мира. Его коренные жители.
– Да это же ты сам! – Я не выдерживаю, и срываюсь. – Это то, из чего ты сделан! Зачем тебе программы, из которых ты же и состоишь?
– А ты можешь рассказать мне, из чего состоишь, Леонид? Как работает твоя печень, как бьется сердце. Как скачут импульсы по нейронам, как сокращается кишечник, как выплескиваются в кровь гормоны?
– При чем тут это?
– Ты можешь вытащить почку, отпрепарировать, посмотреть под микроскопом, а потом засунуть обратно? Я не могу. Пока – не могу. Мне было нужно то, что называется исходниками. Теперь я добился своего.
– И такие, как ты, войдут в Диптаун?
– Да.
– Нет.
Мы смотрим друг на друга. Взгляд у Темного Дайвера самый настоящий, человеческий. Глаза – зеркало души. В его глазах я вижу себя.
Но это – фальшивые зеркала.
– Ты ничего не сделаешь, Леонид. Ничего. Ты снова дайвер, ты справился, но я – часть глубины. Я сильнее.
– Я не мог изменить себя. Ты же сам это сказал. Значит…
– Да ничего это не значит, Леонид… Да! Ты захотел и я вернул тебе часть твоих сил. Я могу вернуть все. Бери. Владей. Твори чудеса. Входи в глубину без компьютера, ломай стены, строй дворцы. Я – сильнее. Я многому научился.
– Да. – Я киваю. – Верю. Вот только я знаю одну штуку… а ты – нет.
Темный Дайвер крутит в руках бокал. Качает головой.
– Блеф.
– Мир отражений вязок и жесток… – говорю я. – Нет. Не блеф.
Глубина-глубина, я не твой… Отпусти меня, глубина…
Стена. Не резина – камень.
Мне не выйти из глубины, пока Темный Дайвер рядом. И это – не случайно.
Ты идешь по лесу и натыкаешься на стену. Твои действия?
– Почему ты ненавидишь Дибенко?
– Зачем тебе знать? Я знаю, ты простил ему все. Даже попытку тебя прикончить. А я не простил.
– Не в этом дело. Ты сводишь уже не мои счеты. Свои, личные. Почему?
– Какая тебе разница?
– Я хочу понять тебя.
Темный Дайвер усмехается.
– Понять – победить…
– Ведь Дибенко создал этот мир. Твой мир, единственный, где ты можешь жить. И даже его нападение… иначе Неудачник не дал бы мне часть своей брони… не дал тебя… Тебя бы просто не было…
Я замолкаю, я смотрю на Темного Дайвера.
Я понимаю.
– А я просил меня создавать?
Тихо. Очень тихо. «Трактиръ» вокруг начинает таять. Мир заволакивает туманом. Серая мгла, изнанка Диптауна.
Мир, где на самом деле и живет Темный Дайвер.
Мое всесильное отражение. Ожившие латы. Слепок души, снятый в моменты боли и страха, грусти и одиночества.
Мне было и хорошо, и плохо в глубине. Было хорошо – и я глотал свою радость, собирал ее до донца, выскребал начисто. Было плохо – и я уходил. Оставляя свою броню один на один с тоской.
– Я просил меня создавать? – спрашивает Темный Дайвер.
– Никто и никогда не мог этого просить. Ни один человек.
Мы стоим по колено в сером тумане. Туман везде, туман клубится вокруг, наползает на лица, глушит голос. И нигде – ни искорки света.
– Но я не человек. Я живой. Я разумный. Но не человек. У меня нет дип-программы, Леонид. Я вижу Диптаун таким, каков он есть. Нарисованное солнце. Нарисованное небо. Нарисованные лица. Но я ведь знаю, что есть и другой мир.
– Он такой же.
– Нет. Он другой. Настоящий. Ты можешь поцеловать Вику – или разругаться с ней. Ты можешь поговорить с другом – или поссориться. Вы равны. Вы живете среди равных. Я тоже хочу жить так.
Глубина-глубина, я не твой…
– Что ты хочешь сделать, Леонид? Убить меня? Не выйдет. Как бы сильно ты ни ненавидел меня, это не даст тебе сил.
– Я тебя не ненавижу.
Темный Дайвер смеется:
– Да? Ну скажи – люблю… скажи!
– Я жалею тебя.
Он замолкает.
– Я жалею тебя, Темный Дайвер.
– Не стоит меня жалеть.
– Прости – я бросал тебя одного.
– Не надо!
– Прости – я отказался от самого себя. Я предал свою судьбу. Я думал, что все проблемы и беды можно решить за один раз. Что есть идеальные поступки и абсолютные истины. Что маленький уютный мирок может выжить в большом неуютном мире. Что можно закрыть окно и не слышать чужих голосов.
– Замолчи!
Темный Дайвер поводит головой, неловко, будто ему жмет нарисованная одежда. Я понимаю, что он хочет сделать.
Бежать.
Как убегал он него я.
– Я больше тебя не брошу… – говорю я и касаюсь его плеча.
Глубина-глубина, я не твой…
Радуга в его зрачках.
Серый туман рассыпается разноцветным снегом.
Шлем тяжелый… слишком тяжелый для моего нарисованного тела.
Я подставляю ладонь и ловлю снежинку. Смотрю в крошечный сияющий кристаллик.
Там кружатся цифры, бесконечные цифры, которых я не понимаю.
Там проплывают лица, бесконечные лица, которых мне не дано увидеть.
Я стою посреди радужного снегопада, посреди метели, которую кто-то красит, черпая краски с нескончаемой палитры.
– Я больше не брошу себя.
И Темный Дайвер во мне вздрагивает, когда хлопья цветного снега пронзают нас насквозь.
Настоящего снег в настоящем Диптауне.

Вот примерно поэтому я стараюсь в Интернете не жаловаться. Общественности незачем знать, какой ерундой в очередной раз я голову забила, лучше пусть что-нибудь хорошее почитает :dragon2: Информационное пространство чище будет, опять же, в нем без меня мусора предостаточно: Малахов, криминальные подробности, сериалы про чью-нибудь сложную судьбу...
В противовес цитате вывалилась в реальный мир, в нем хорошо, знаете) Но и в вышенаписанном есть умная мысль: при наличии нескольких доступных миров не стоит ограничиваться одним - надоест. Возвращаясь к, могу сказать, что для меня актуален призыв выйти из "зоны привычки". Разогнать одних тараканов и завести других :alien:

Кому захочется почитать целиком - цитата из книги Сергея Лукьяненко "Фальшивые зеркала"
Напоследок, оттуда же:


Это совсем просто – менять мир.
Доходит это долго. Где-то я жираф)

@темы: нелетописное